Аналитическое агентство «ЗОВ»
27 ноября, пятница, 00:00
 
Горячие новости:

18 ЛЕТ СПУСТЯ: ДОЛГИЙ ПУТЬ К РЕВАНШУ

Андрон Коллайдер, физик-ядерщик
12 июня 2020 г., пятница
Всё стало на свои места. Кукловоды дёргают за нити — паяцы пляшут.
Всё стало на свои места. Кукловоды дёргают за нити — паяцы пляшут.

“Неладно что-то в датском королевстве…” Интриговать не буду. Говорю об Одесской национальной музыкальной академии. И понимаю: ставшая крылатой фраза из бессмертной трагедии Шекспира характеризует ее нынешнее состояние как нельзя лучше.

Без лишнего пафоса: из трясины лихих девяностых ВУЗ поднялся на невиданную высоту, чего не могли отрицать даже враги, которых, естественно, хватало с избытком. Без лишнего пафоса: из трясины лихих девяностых ВУЗ поднялся на невиданную высоту, чего не могли отрицать даже враги, которых, естественно, хватало с избытком. В этом разгадка. Есть голова — гордый всадник на вороном коне несется к цели во весь опор. А если вместо нее только видимость?
Без лишнего пафоса: из трясины лихих девяностых ВУЗ поднялся на невиданную высоту, чего не могли отрицать даже враги, которых, естественно, хватало с избытком. Без лишнего пафоса: из трясины лихих девяностых ВУЗ поднялся на невиданную высоту, чего не могли отрицать даже враги, которых, естественно, хватало с избытком. В этом разгадка. Есть голова — гордый всадник на вороном коне несется к цели во весь опор. А если вместо нее только видимость?

Давно ли серые тона столь прочно въелись в стены легендарного ВУЗа? Куда ушло то, что делало его едва ли не первым в стране? Откуда эта убогость, отчего так стремительно все поросло унылым могильным мхом?

Всадник без головы

Коронавирус? Не смешите. Дело вовсе не в нем. В конце концов, занятия в Зуме — ещё не приговор. Не спорю, трудно представить себе, каким образом там проходят репетиции хора или оркестра. Но рано или поздно это закончится. Проблема в другом. Как-то в одночасье наша славная Академия превратилась во всадника без головы.

Нет, формально таковая, конечно, присутствует. Есть ректорат, Ученый совет тоже как бы в наличии. Плюс нужный процент докторов и кандидатов наук, профессоров, доцентов. Иллюзия соответствия налицо. А вот по сути…

Имеет смысл вспомнить предыдущие годы. Простое перечисление. С 2001-го по 2018-й: шесть или семь, не помню точно, Международных конкурсов пианистов памяти Эмиля Гилельса, два Международных и один Всеукраинский конкурсы скрипачей памяти Давида Ойстраха, два Всеукраинских конкурса вокалистов — один памяти Антонины Неждановой, второй — Ольги Благовидовой, три Всеукраинских конкурса камерных ансамблей имени Василия Повзуна, три Всеукраинских конкурса исполнителей на деревянных духовых инструментах в честь Калио Мюльберга, Всеукраинский конкурс исполнителей на медных духовых инструментах памяти Леонида Могилевского, Всеукраинский конкурс юниоров вокально-хорового искусства памяти Анатолия Авдиевского, бал лауреатов, юбилейные концерты…

Как-то в одночасье наша славная Академия превратилась во всадника без головы. А то, что ее изображает… Ну, как бы выразиться помягче?
Как-то в одночасье наша славная Академия превратилась во всадника без головы. А то, что ее изображает… Ну, как бы выразиться помягче?

Где это все? Вот уж точно: раньше были времена, а теперь мгновения, раньше поднимался …, а теперь — давление. Создается впечатление, что между теми событиями и нынешним оцепенением — пропасть, длиною в вечность. На самом деле, прошло только два года.

Хотя, стоит ли удивляться? Всадник-то нынче без головы. А то, что ее изображает… Ну, как бы выразиться помягче?

“Одна палка, два струна…”

Не секрет, генеральным директором упомянутых выше конкурсов неизменно был ректор ОНМА в 2000 — 2018 годах Александр Викторович Сокол. Профессор, доктор искусствоведения, академик, заслуженный деятель искусств, музыковед, композитор. Именно он в свое время добился присвоения консерватории статуса национальной академии. Без лишнего пафоса: из трясины лихих девяностых ВУЗ поднялся на невиданную высоту, чего не могли отрицать даже враги, которых, естественно, хватало с избытком.

В этом разгадка. Есть голова — гордый всадник на вороном коне несется к цели во весь опор. А если вместо нее только видимость? Вся картина как-то сразу меняется. Уходит образ. Нет больше бури и натиска, нет экспрессии, нет былого аллюра. Лишь тощая кляча бредет по вязкой слякоти под бренчание балалайки: “Ехал на ярмарку Ванька-холуй, за три копейки показывал …”.

До сих пор плохо понимаю, как это могло случиться. Но факты — вещь упрямая. После 18 лет подъема — падение в бездну. Наверное, так бывает всегда, когда на смену исполинам приходят пигмеи. Помните? “Правит с бритою рожею всей державой, растерянный, не помазанник Божий, а присяжный поверенный”.

Вот оно, место, где когда-то возвышалась голова всадника. Там пустота. Биография в пределах социологической погрешности. Знаете, как мне удалось это отыскать? На посвященной Соколу странице в Википедии есть ссылка на её же аналог на официальном сайте ОНМА. Нажал, перешел. И к удивлению увидел надпись: “Олейник”. Простите, но... как? В честь чего? Что за бестактность?

Полиграф Полиграфович Шариков тоже прекрасно играл на балалайке. У Преображенского с Борменталем голова пухла от ежедневного и многочасового “Све-е-етит ме-е-есяц, све-е-етит ясный, све-е-етит белая луна”. И правда, озвереть ведь можно.
Полиграф Полиграфович Шариков тоже прекрасно играл на балалайке. У Преображенского с Борменталем голова пухла от ежедневного и многочасового “Све-е-етит ме-е-есяц, све-е-етит ясный, све-е-етит белая луна”. И правда, озвереть ведь можно.

В принципе, впечатлило. Прежде всего, разительным контрастом. Приставка и. о. к ученому званию “профессор”. До сих пор. Отличие примерно такое же, как между понятиями “государь” и “милостивый государь”. Похоже, единственное достижение — умение щипать струны. Помилуйте, но небезызвестный Полиграф Полиграфович Шариков тоже прекрасно играл на балалайке. У Преображенского с Борменталем голова пухла от ежедневного и многочасового “Све-е-етит ме-е-есяц, све-е-етит ясный, све-е-етит белая луна, освети-ила путь-дороженьку вплоть до Ма-а-ашина окна”. И правда, озвереть ведь можно.

Поправлять не надо. В курсе. У Олейника не балалайка, домра. Или домбра. Сути дела это не меняет. “Одна палка, два струна, я хозяин вся страна”. Достаточно ли для того, чтобы быть ректором ВУЗа, где каждый кабинет буквально дышит историей? Вряд ли. Малишевский, Столяров, Данькевич, Орфеев, Повзун, Манилов, Шип, Огренич, тот же Сокол… Музыковеды, композиторы, дирижеры, доктора наук, профессура… И вдруг — Олейник. Каменная задница, тупо бравшая технику нахрапом, штурмовщиной — многочасовыми сидениями на стуле где-то в коридоре. Коэффициент прирожденного таланта — ноль по Кельвину, минус двести семьдесят три по шкале Цельсия. Завершить упомянутый выше звездный ряд этим именем — все равно, что сказать “Гомер, Мильтон и Паниковский”.

Поправлять не надо. В курсе. У Олейника не балалайка, домра. Или домбра. Сути дела это не меняет. “Одна палка, два струна, я хозяин вся страна”.
Поправлять не надо. В курсе. У Олейника не балалайка, домра. Или домбра. Сути дела это не меняет. “Одна палка, два струна, я хозяин вся страна”.

Ах, да, да… У него тоже есть научная степень. Кандидат искусствоведения. Не маловато ли для того, чтобы руководить... академией? Не слишком ли куцо? Кстати, а о чем диссертация? Искренне сомневаюсь в наличии научного открытия, но все же? “Переход количества времени, проведенного на стуле, в качество игры на струнно-щипковом инструменте”? “Техника лизатто при общении с должностными лицами среднего и высшего звена разных уровней государственной власти и органов местного самоуправления”? Как знать. Последней он и впрямь владеет виртуозно. Облизывать опрелости и обнюхивать промежности умеет, как никто другой. Иначе как бы просочился в ректоры, имея лишь кандидатскую степень?

Впрочем, о теме лучше спросить у профессора Самойленко, нынешнего проректора по научной работе. Злые языки утверждают: именно Александра Батьковна является автором диссертации Олейника. Не исключено, что уже и докторскую ему написала. А что? Должность обязывает. Да и работа у нее такая: делать дураков “учеными”, а настоящих ученых оставлять в дураках.

Его превосходительство любил домашних птиц...

Однако “первое лицо” на нашей доске — фигура весьма условная. Совсем как король в шахматах. Нечто малоподвижное, невразумительное, способное лишь взять дополнительную пешку при достижении края поля противника, чего на практике почти никогда не бывает. Рядом с ним — ферзь, который может буквально все. Двигается прямо и по диагонали, способен перемещаться на сколько угодно клеток, его сложно поймать в ловушку и, естественно, сбить. Эту роль при невнятном Олейнике играет Оганезова, ныне проректор по учебной и научно-педагогической работе.

Вот эта биография весьма примечательна. В начале ничего выразительного. В 1993-м окончила консерваторию. Специальность — пение. С 1991-го по 1995-й работала в муниципальном шоу-театре “Ришелье”. Потом была оперетта. Таковая вроде бы осталась и сейчас, но, скорее всего, чисто символически. Играть Людочку Муромскую из “Свадьбы Кричинского”, Маритану в “Доне Сезаре де-Базане”, Роз-Мари или Золушку в 50 лет, как минимум, странно. Впрочем, не будем отвлекаться.

Говорят, ключ к её замку подобрал когда-то действующий, теперь уже экс-губернатор и бывший депутат Верховной Рады Гриневецкий. А при таком покровителе, знаете ли, при такой-то «волосатый лапе»…
Говорят, ключ к её замку подобрал когда-то действующий, теперь уже экс-губернатор и бывший депутат Верховной Рады Гриневецкий. А при таком покровителе, знаете ли, при такой-то «волосатый лапе»…

С 1994-го по 2009-й годы — иллюстратор на кафедре концертмейстерства. С 2002-го по 2012-й — преподаватель эстрадного пения в Педине. Одновременно с 2006-го — преподаватель сольного пения в ОНМА. Так себе карьера.

И вдруг: заслуженная артистка, потом — народная, кандидат, доктор наук, профессор, с 2019 года — проректор. Интересно, с чего бы это? Ответ прост. Говорят, ключ к её 'замочку» подобрал когда-то действующий, теперь уже экс-губернатор и бывший депутат Верховной Рады Гриневецкий. А при таком покровителе, знаете ли, при такой-то «волосатый лапе»… Странно, что она не академик. Во всяком случае, пока.

Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, то грудями колыхают, то задами шевелят.
Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, то грудями колыхают, то задами шевелят.

Сложно сказать, чем именно опереточная дива привлекла столь пристальное внимание со стороны хоть и вышедшего со временем в тираж, но даже сейчас сохранившего ресурсы, а значит и влияние политика. Тем более, что начал «двигать» он (в прямом и переносном смысле) героиню этих строк ещё не будучи в тени. При желании можно догадаться. Во-первых, не секрет: «его превосходительство любил домашних птиц, и брал под покровительство хорошеньких девиц». Не всегда же, честное слово, ей было 50? И потом, как известно, любви все возрасты покорны.

Его превосходительство любил домашних птиц, и брал под покровительство хорошеньких девиц!
Его превосходительство любил домашних птиц, и брал под покровительство хорошеньких девиц!

Ну, и мало ли? Совсем не к месту вспомнилась ходившая во времена Горбачева частушка: «Показала милка в койке новое движение. Я-то думал, перестройка, а это ускорение». Все мы люди, все мы человеки…

Странно, что она до сих пор не академик. Во всяком случае, пока.
Странно, что она до сих пор не академик. Во всяком случае, пока.

В любом случае, после ряда характерных пассов со стороны, скажем так, человека, похожего на Гриневецкого, карьера Оганезовой резко пошла вверх. Но только ли это послужило тому причиной?

О таланте — ни слова. Ваш покорный слуга знавал многих ошеломительно талантливых людей, которые до конца своих дней так никуда и не пробились. Потому что не имелось у них своих гриневецких. Кожей да рожей не вышли.

Однако помимо наличия высокого покровителя, равно как и умений известного свойства, Серой Мыши из “Дня рождения кота Леопольда” нужны были ещё кое-какие качества. И она их продемонстрировала.

Казалось бы, чего ей не хватало? Звания, степени, положение, титулы, награды — всё на месте. Даже неофициальный гимн Одессы — “Когда я пою о широком просторе, о море, зовущем в чужие края…”, песня из оперетты “Белая акация”, — с некоторых пор звучит именно в её исполнении. Голос Татьяны Шмыги, видите ли, приелся. Догадываетесь, кому и в связи с чем? Все мыслимые и немыслимые блага у неё в кармане. Но… Как там написано у Александра Сергеевича? “Ещё пуще старуха вздурилась… Не хочу быть вольною царицей. Хочу быть владычицей морскою”.

Вот это цель. Та, что, по уверениям братьев-иезуитов, оправдывает средства.

Театр абсурда

В своё время об этом не писал только ленивый. Ну, как же, как же… Летом 2018 года двое преподавателей Одесской музыкальной академии задержаны по подозрению в коррупции. Потом стали известны их имена. Одно из них мне ни о чём не говорило. Некая Давиденко. Да мало ли в Бразилии Педро? И не сосчитать. Зато другое…

Татьяна Алейникова, заслуженный работник культуры, заведующая учебной лабораторией концертной практики ОНМА, исполнительный директор Международных и Всеукраинских конкурсов, речь о которых шла в начале моего материала. Но главное — супруга ректора, Александра Викторовича Сокола. Ажиотаж! Хайп! “Поймана с поличным”. Судя по шуму, создавалось впечатление, что “весна пришла” гораздо раньше, чем это было впервые анонсировано, и наконец-то арестован, как минимум, Порошенко. Какой-то, мол, студент (китайский — не китайский?) собрался поступать на вокальное отделение, а с него потребовали взятку “в особо крупных размерах”. И пошло-поехало… Уголовное производство, следствие ведут знатоки.

Говорят, после просмотра художественного фильма “Незабываемый 1919-й” с Геловани в главной роли товарищ Сталин сказал: “Нэ так всё это было. Савсэм нэ так”. Готов повторить то же самое дословно. По некоторым сведениям, абитуриент действительно поступал в академию. Тут ни прибавить, ни убавить. Некто Давиденко, работавшая в ОНМА то ли лаборантом, то ли уже преподавателем, но не на полную ставку, предложила ему свой класс. За мзду. И весьма не слабую. Тот обратился в органы, которые на удивление быстро взяли вымогательницу за причинное место. Однако масштаб личности взяточницы их, увы, не впечатлил. Дело должно было стать исключительно громким. Давиденко подсказали: укажи на жену ректора. А в час “Х” зайди к ней под каким-то предлогом в кабинет, незаметно подложи свёрток. “Куклу”, имитирующую четыре тысячи долларов, мы, мол, тебе дадим. Сказано — сделано. Остальное известно. В нужное время люди в форме и штатском вошли в помещение, где находилась Алейникова, и объявили о её задержании.

Из показаний Давиденко следовало, что дать взятку ей посоветовали сотрудники полиции, они же снабдили её поддельными банкнотами. На юридическом языке это называется провокация подкупа. Итог — оправдательный приговор для обвиняемой.
Из показаний Давиденко следовало, что дать взятку ей посоветовали сотрудники полиции, они же снабдили её поддельными банкнотами. На юридическом языке это называется провокация подкупа. Итог — оправдательный приговор для обвиняемой.

По другой версии, китайский (или не китайский?) студент в данной истории и вовсе отсутствовал. Давиденко изначально использовали в качестве штатного провокатора. Причём, в органы она уже пришла именно в этом качестве и дала нужные показания. Далее всё совпадает — час “Х”, “кукла”, взятие под стражу.

Вроде всё получилось. Но вот беда! Ни на свёртке (пакете, конверте) с фальшивыми долларами, ни на самих “купюрах” отпечатков пальцев Алейниковой не было. Она к ним не прикасалась. Что ж так? Речь-то шла о взятке, причём, отнюдь не самой мелкой. Получается, вошедшая в кабинет Давиденко попросту сунула куда-то принесённую ею же пачку и тут же ретировалась, выполнив возложенную на неё задачу. По большому счёту, предъявлять подозреваемой было нечего. Однако уголовное производство было уже открыто. Всеми правдами и неправдами его доводили до суда, где дело, собственно, и рассыпалось. Из показаний Давиденко следовало, что “дать взятку” ей посоветовали сотрудники полиции, они же снабдили её поддельными банкнотами. На юридическом языке это называется “провокация подкупа”. Итог — оправдательный приговор для обвиняемой. Театр абсурда.

Ба, знакомые всё лица!

А теперь ряд неудобных вопросов. Кто в действительности стоял за провокацией? Кому понадобилось устранить Алейникову и кто был главной целью заранее спланированной и осуществленной спецоперации?

Ответы даст финал событий августа 2018 года. Ректор подал заявление об уходе. При том, заметьте, что на последних выборах его кандидатуру поддержали 98,9% преподавателей и сотрудников. Ему оставили только полставки. Пять раз он обращался к новому руководству с просьбой вернуть ставку. Тщетно. Читаемый им с 1998 года предмет — “Логику и основы научных исследований”, курс для магистров, ликвидировали. Алейникову уволили. Несмотря на то, что в тот момент она находилась на больничном.

Кто извлёк выгоду из сложившейся ситуации? В первую очередь, Олейник и Оганезова. Они теперь первое и второе лицо далеко не последнего в стране ВУЗа. Рискну предположить, их доходы существенно увеличились, в то время, как заработки преподавателей стали ощутимо “таять”. Впереди у обоих ещё много наград, титулов, званий. М-да... Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, то грудями колыхают, то задами шевелят. Такие способности всегда в цене. Негодяям, умеющим вовремя менять кокарды и подмахивать, кому следует, у нас открыты любые дороги. В конце концов, ректорат — не предельная точка желаний. Можно и в министры рвануть.

Но есть в этой истории и другие выгодополучатели. Когда-то они успешно манипулировали Огреничем. Говорят, вовремя и обильно наливали, а потом делали, что хотели. Зная о смертельной болезни своего “лучшего друга и коллеги”, подготовили ему “достойную смену” — профессора Ровенко, который входил в “ближний круг” и собирался продолжать в том же духе: много пить, жрать, брать, а что плохо лежит — спускать с рук. Только вот печаль — не вышло. Огренич умер. А министерство и коллектив поддержали кандидатуру Сокола.

К моменту его прихода консерватория лежала в руинах. С апреля 2000-го безграничные возможности “группы товарищей” были существенно урезаны, если не сведены на нет. В течение последующих 18 лет они мечтали о реванше. Долгий путь. Ожидание затянулось почти на два поколения. Кто-то не дожил. Кому-то перевалило за 90. Не та уже гвардия. Песочек сыплется, хватка слабеет. Молодёжь, что на побегушках была и вообще “всегда готова”, и та уж давно полтинники разменяла.

Вот, к примеру, товарищ Поливанова. Обращение “товарищ”, в данном случае, более чем уместно. Бывший парторг всё-таки. Странное дело — 91 год стукнул, а желание править и управлять никуда не делось. Оно бы и ладно. Целая кафедра в кармане со времён светлой памяти Леонида Ильича. И не какая-то там, а сольного пения. Но, как писал Арсений Тарковский, “только этого мало”. Хочется влиять на все процессы. И вроде получается. Именно эта массивная фигура скрывается за нарядно разукрашенной ширмой Оганезовой. Тот ещё кукловод.

Целая кафедра в кармане со времён светлой памяти Леонида Ильича. И не какая-то там, а сольного пения. Но, как писал Арсений Тарковский, “только этого мало”. Хочется влиять на все процессы.
Целая кафедра в кармане со времён светлой памяти Леонида Ильича. И не какая-то там, а сольного пения. Но, как писал Арсений Тарковский, “только этого мало”. Хочется влиять на все процессы.

Не менее забавный персонаж — Дуда, лирический тенор из Нового Буга. С титулатурой всё в порядке — заслуженный, народный, простой и хороводный. Естественно, профессор. Кафедра та же, поливановская. Ай, да кузница! Успел побывать директором оперного театра. Всего месяцев семь, правда, и с обидной приставкой “и. о.”, но всё-таки… Филармонией руководил. Местным отделением Союза театральных деятелей. Любопытная деталь: именно при нём наш СТД выселили из здания на улице Пастера. Того самого, где в незапамятные времена был Кукольный театр, Матросский клуб. Туда победоносно вошли сектанты — блеющие козлами трясуны, выдающие себя за... правопреемников существовавшей в Одессе до 1914 года Пресвитерианской общины. Говорят, “молодой цыган” из “Алеко” попросту продал самозванцам исторический объект. А судился и письма писал в инстанции только для вида, прекрасно понимая, что “из этого рая не выйдет ни х…”. Другие утверждают — нет, не продал. Формат не тот. Мзду, мол, взял кто-то из людей Гурвица. Дуда, дескать, не при делах. Ему якобы достался только “утешительный приз”. Преизрядных, конечно, размеров. Чтобы строчил жалобы и сутяжничал как-то потише, поскромнее, что ли? Кто знает, как оно было на самом-то деле? Только факт — вещь упрямая: нет больше того здания у СТД. “Молодой цыган” увёл его в табор. А табор, как известно, уходит в небо.

«Молодой цыган», как видите, далеко не молод. Скоро 74. Но амбиции никуда не делись. Тот ещё кукловод.
«Молодой цыган», как видите, далеко не молод. Скоро 74. Но амбиции никуда не делись. Тот ещё кукловод.

Когда-то на выборах ректора ОГМА Дуда выставил свою кандидатуру. Набрал... ноль голосов! Тогда победил Сокол. Представляете, какой там осадок остался? Переворот образца 2018-го для этого лирического тенора — манна небесная.

***

Что ж, свершилось. Всё стало на свои места. Кукловоды дёргают за нити — паяцы пляшут. Лишь бы им не забыть: “владычица морская” — уж перебор. Не ровен час, останутся у разбитого корыта…

Но нам-то что делать? Согласиться с реваншем? Промолчать? Оставить всё как есть? Позволить им пустить под откос то, что было достигнуто за 18 лет нечеловеческих усилий? Похоронить ВУЗ и лирическим тенором пропеть над ним “вечную память”? Не слишком ли это просто — сдаться без боя?

“Быть или не быть, вот в чём вопрос. Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы,

Иль надо оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым морем бед

Покончить с ними?..”

Думайте. Решайте.

Ваш голос учтён!
нравится
не нравится Рейтинг:
49
Всего голосов: 89
Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: *
Сообщение: *
Нет комментариев
12:59
15:49
07:45
08:21
20:56
19:25
18:49
10:47
11:10
09:09
08:38
20:56
13:49
09:55
09:46
15:37
07:36
11:12
Все новости    Архив


 
© 2013—2020 Аналитическое агентство «ЗОВ» (Зона особого внимания)  // Обратная связь  | 0.024
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на zov.od.ua.
Яндекс.Метрика