Аналитическое агентство «ЗОВ»
14 ноября, четверг, 00:00
 
Горячие новости:

Опасная жертва. Сколько Игорю Коломойскому стоил первый срок президента Петра Порошенко

17 марта 2019 г., воскресенье, 09:58
Опасная жертва
Опасная жертва

Деолигархизация – запрос постмайданного общества и один из лозунгов Порошенко на предыдущих выборах. LIGA.net провела ревизию, как спустя пять лет после Майдана чувствуют себя бизнесмены, которых у нас называют олигархами.

Герой первой из четырех статей – Игорь Коломойский.

13 февраля 2013 года в Буковеле проходил важный праздник. Хозяин комплекса Игорь Коломойский отмечал 50-летний юбилей. На курорт съехались несколько сотен гостей: коллеги-олигархи, топ-менеджмент ПриватБанка, руководство Еврейской общины, футболисты ФК Днепр. Это был пик расцвета бизнес-империи Коломойского и Ко: в 2012 году американский Forbes оценивал его активы в $2,4 млрд, годом позже – в $2,1 млрд.

Свой следующий юбилей – 55 лет – Коломойский встречал в Женеве. В Украине он не появлялся с июня 2017-го. «Есть вероятность, что если я приеду, то не смогу оттуда уехать, – пояснял олигарх в интервью DW. – Могут объявить тебя должником и закрыть выезд из страны».

Осенью 2018-го он перебрался в Израиль. По одной из версий, переезд был вынужденным и связан с расследованием ФБР. Сам Коломойский это отрицает.

Но дела олигарха и без ФБР выглядят не лучшим образом.

Буковель и ПриватБанк ему больше не принадлежат, ФК Днепр развалился, активы Коломойского по всему миру арестованы, состояние за последние пять лет уменьшилось вдвое. В 2019-м Forbes оценил активы бизнесмена в $1 млрд.

И это еще не финал: Коломойский рискует потерять все, «вплоть до часов» в случае поражения в судебной битве вокруг ПриватБанка. А если добавить к этому лютую вражду с президентом Порошенко, то кажется, что Коломойский и Ко – главные (и едва ли не единственные) жертвы деолигархизации, и группе уже не оправиться.

Но Коломойский не был бы самим собой, если бы не имел на руках пару козырей.

Олигарх №0. Что осталось от бизнес-империи Коломойского

Бизнес неформальной финансово-промышленной группы (ФПГ) «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова почти без потерь пережил правление Януковича. К 2014 году приватовцы присутствовали почти во всех «хлебных» отраслях украинской экономики.

ПриватБанк был безусловным лидером финансового рынка. Укрнафта приносила много «живого» кеша. В металлургии днепровские предприниматели владели долями в крупнейших ферросплавных заводах и ГОКах, в энергетике – рядом облэнерго. Медиагруппа 1+1 и курорт Буковель динамично развивались.

Пять лет спустя бизнес-империя «Привата» выглядит скромнее. Части активов Коломойский и Боголюбов лишились в Крыму и на Донбассе, что-то продали, что-то потеряли за долги.

ПриватБанк и Буковель отошли государству, самого Коломойского обвиняют в мошенничестве на $5,5 млрд. «Приват» теряет влияние на Укрнафту. МАУ второй год подряд терпит убытки, ферросплавный бизнес Коломойского-Боголюбова страдает из-за схемы «Роттердам+», тяжелые судебные баталии с Виктором Пинчуком закончились дорогостоящим мировым соглашением.

С декабря 2017 года в рамках разбирательства по делу ПриватБанка в Лондоне все активы приватовцев заморожены – они не могут ничего продать, их траты ограничены суммой 20 000 фунтов в неделю.

Многие неприятности Коломойского вызваны конфликтом с президентом Петром Порошенко. «Мы нигде не соревнуемся с Порошенко, но я ему оппонент. Оппонент мировоззренческий», – говорил бизнесмен в интервью DW.

Несмотря на тяжелое положение, приватовцы не сдаются. В украинских и иностранных судах находится несколько сотен дел: если бизнесмены выиграют, то у них есть шанс вернуть банк и другие национализированные активы, а также получить многомиллиардную компенсацию по давнему делу Укрнафты.

Но пока президентом остается Порошенко, такой сценарий выглядит малореалистичным. Так что задача № 1 для олигарха – добиться ротации в главном кабинете страны.

ПриватБанк: Дело $5 млрд

Национализация ПриватБанка в декабре 2016-го прошла относительно мирно, но это был очень шаткий мир. Глава НБУ Валерия Гонтарева на следующее утро после национализации публично заявила о масштабных нарушениях в банке.

Через несколько месяцев риторика представителей власти стала еще жестче: новое руководство банка прямо обвинило бывших акционеров в крупном мошенничестве. Коломойский в свою очередь стал называть государство рейдером.

«ПриватБанк был финансовой пирамидой. 95% корпоративных кредитов выданы нескольким десяткам компаний, связанных с Коломойским и Боголюбовым», – заключил Нацбанк по итогам расследования (forensic-аудит) американского детективного агентства Kroll. По заказу НБУ детективы собирали доказательства масштабного мошенничества в Привате.

Выводы Kroll Коломойский назвал беллетристикой. Он уверяет, что ПриватБанк работал нормально и был отобран незаконно. Сразу после передачи государству экс-менеджмент заявил, что дыра в капитале Привата возникла не из-за связанного кредитования, а из-за резкой смены правил НБУ по оценке залогов, многие из которых несправедливо обесценились.

НБУ опубликовал результаты forensic в январе 2018-го – через полгода после того, как стало понятно, что бывшие собственники не собираются платить по кредитам своих же компаний в ПриватБанке.

Такое обещание они дали в письме к премьер-министру Владимиру Гройсману, в котором сами попросили государство национализировать банк.

Сразу после национализации Минфин увеличил капитал банка на 107 млрд грн. Общие вливания превысили 150 млрд.

Каким был ПриватБанк

Государство забрало ПриватБанк в момент, когда на него приходилось около 17% чистых активов банковского сектора Украины. Через банк проходила почти половина всех карточных транзакций в стране. У банка было около 20 млн клиентов, которые хранили в нем более 180 млрд грн.

В банковскую группу Привата входили также «дочки» в России, Италии, Латвии, Грузии и на Кипре – это был единственный банк украинского происхождения с такой сетью в мире. В Украине группе «Приват» также принадлежал А-Банк.

Теперь у Коломойского и Ко официально нет банковского бизнеса. Часть банковских активов партнеры потеряли еще до национализации: Москомприватбанк продали Бинбанку в апреле 2014-го, итальянский филиал закрыли в конце 2016-го. А-Банк за год до национализации Привата купили братья Игорь и Григорий Суркисы.

Вместе с ПриватБанком государству отошли его иностранные активы – кипрская «дочка» и 46% латвийского филиала (остальные распределены между рядом компаний и физлиц, среди которых – Коломойский и Боголюбов).

Потеря ПриватБанка уже имеет для Коломойского с Боголюбовым очень болезненные последствия, несмотря на то что факт мошенничества еще не доказан в суде. Многие их нефинансовые активы выступали залогами, в том числе по кредитам рефинансирования НБУ, которые Приват привлекал в разгар кризиса 2014-2015 годов. На момент национализации сумма долга достигала 19 млрд грн.

Крупнейший такой актив – курорт Буковель, 2/3 которого уже контролирует государственный ПриватБанк, потеря еще трети – дело времени, вокруг нее также идет суд. Это пока не мешает компаниям, связанным с Приватом, до сих пор эксплуатировать курорт: сейчас они арендуют его у банка.

Другие крупные объекты, за которые борется НБУ, – стадион «Днепр-Арена», зерновой терминал «Бориваж», отель Radisson Blu в Буковеле, торговые и бизнес-центры (один из них арендует главный медиаактив группы «Приват» – студия 1+1), гостиницы и земельные участки.

В зоне риска – завод «Биола», Никопольский завод ферросплавов, Марганецкий и Покровский ГОКи, Днепроазот. Эти активы не были залогами, но государство претендует на них, поскольку Коломойский давал личное финансовое поручительство в обеспечение возврата этих денег.

«Речь об официальном юридическом документе с печатями и заверением нотариуса, – рассказывает собеседник LIGA.net в НБУ. – Гонтарева даже шутила, что Коломойский в случае чего должен будет отдать все, вплоть до часов».

Конфликт вокруг наследия ПриватБанка – это и огромный риск, и большая возможность для Коломойского. Ключевые судебные сражения по этому делу проходят в Лондоне.

Уже государственый ПриватБанк пытается доказать в Великобритании некоторые эпизоды предполагаемого мошенничества бывших акционеров: речь идет об ущербе на $1,9 млрд. Сейчас суд решает, есть ли у него основания рассматривать дело о мошенничестве в Привате по сути. Возможно, разбирательство перенесут в Женеву, по месту постоянного жительства Коломойского и Боголюбова.

Опрошенные LIGA.net юристы отмечали, что смена юрисдикции не станет провалом для государства, но сильно сузит его возможности по давлению на экс-собственников: арестовать их имущество по всему миру уже не получится.

Пока продолжается разбирательство в Англии, суд заморозил активы Коломойского и Боголюбова по всему миру на $2,6 млрд. Они не могут их продать, подарить, обменять.

В украинских судах инициатива на стороне Коломойского. В судах разного уровня находится несколько сотен дел, которыми приватовцы и связанные с ними компании оспаривают как саму национализацию Привата, так и ее последствия: от принудительной конвертации активов в капитал банка до защиты чести и достоинства и конфиденциальности личных данных. Окончательных громких побед у них пока нет.

В начале 2019 года экс-бенефициары Привата начали очередной суд против НБУ, Минфина и Фонда гарантирования. Глобальная цель – признать незаконной процедуру национализации банка.

Утечка нефти

2014 год Игорь Коломойский провел на госслужбе – после победы Майдана он занял должность главы Днепропетровской ОГА и сделал немало для победы над сепаратизмом в регионе.

Его отставку в марте 2015-го спровоцировал скандал вокруг государственной Укртранснафты, которую Приват контролировал через лояльный менеджмент. Кабмин уволил Александра Лазорко – ставленника Коломойского.

Экс-губернатор приехал с «группой поддержки» в офис Укртранснафты. Именно в тот вечер в ходе общения Коломойского с депутатом Мустафой Найемом родился мем «Кофе идешь пить?».

Если ПриватБанк был финансовым центром бизнес-империи, то топливно-энергетические активы обеспечивали группе бесперебойный поток кеша.

Группа Приват контролировала все звенья производственного процесса в топливном бизнесе – от добычи и транспортировки нефти до переработки и продажи в рознице через одну из крупнейших в Украине сетей АЗС. В центре этого направления бизнеса – компания Укрнафта.

Коломойский и Боголюбов фактически контролировали компанию с 2003 года. Приват владеет 40% акций Укрнафты. Мажоритарным акционером все это время был Нафтогаз, у которого 51%.

В последние годы влияние Коломойского на компанию сильно ослабло.

Во время разбирательства с Виктором Пинчуком (дело касалось спора за совместные ферросплавные активы олигархов) в Высоком суде Лондона в 2013-м партнеры утверждали, что установить контроль над Укрнафтой им помог сам Пинчук – на тот момент зять действующего президента Леонида Кучмы.

Пинчук якобы обеспечил приватовцам доминирование в набсовете Укрнафты, что дало им возможность ввести в менеджмент компании своих людей. «Сделка» обошлась Коломойскому-Боголюбову в $100 млн.

Закрепить контроль над Укрнафтой приватовцам удалось в 2010-м, когда между ними с одной стороны и Нафтогазом и Кабмином Юлии Тимошенко – с другой было подписано новое акционерное соглашение.

Его ключевые пункты – «Приват» может делегировать 5 из 11 членов набсовета и предлагать председателя правления Укрнафты. Кворум (необходимое количество для признания решений собрания правомочным) набсовета – восемь человек. Получается, что без миноритариев НАК не мог провести необходимое решение, рассказывал нардеп Сергей Лещенко.

До весны 2017 года Боголюбов и Коломойский лично входили в набсовет Укрнафты.

Новый глава компании – экспат Марк Роллинз, которого назначили с согласия Коломойского, – не спешил воевать с приватовцами. К примеру, Укрнафта вплоть до 2018 года продолжала арендовать у подконтрольного группе Приват Днепроазота аммиачный цех и продавать ему же произведенный аммиак. Так химзавод решал проблему дорогого газа.

В апреле 2018-го по иску Нафтогаза Лондонский суд отменил пункт акционерного соглашения Укрнафты, который давал миноритариям право определять кандидатуру главы правления.

Близится к завершению другой многолетний спор. Укрнафта требует от государства $5,4 млрд за проданный 10 лет назад газ, потерю дивидендов, снижение стоимости акций, а государство от Укрнафты – погашения более 10 млрд грн налогового долга.

Есть вероятность, что стороны придут к компромиссу. На собрание акционеров 28 марта Укрнафта вынесла вопрос о согласовании договоров покупки Нафтогазом 4 млрд кубометров газа по цене «импортного паритета». За счет этих денег компания сможет выплатить налоговый долг.

Впрочем, главная потеря приватовцев в этом сегменте уже состоялась. До прихода Роллинза Укрнафта креативно сотрудничала с другими активами группы, что приносило последним миллиардную прибыль.

Например, по данным НАБУ, десятки связанных с Коломойским компаний регулярно получали от Укрнафты огромные предоплаты за несуществующие поставки нефтепродуктов (например, мазута).

По другой схеме, фирмы приватовцев отбирали нефть на сотни миллионов долларов, не расплачиваясь за нее. Всего, по данным следствия, структуры «Привата» должны Укрнафте 18 млрд грн.

Несмотря на все проблемы, группа «Приват» остается ключевым игроком на топливном рынке страны.

Кременчугский НПЗ группы – единственный работающий НПЗ в Украине. Коломойскому и Ко по-прежнему принадлежат более тысячи заправок, бренды Avias, ANP, Energy и Sentoza.

МАУ: Летит-не летит

Коломойский – совладелец МАУ, крупнейшей авиакомпании страны. Это знали почти все на авиарынке, но доказательств не было, пока этот факт в 2015 году не подтвердил акционер Международных авиалиний Украины Арон Майберг.

Стратегическую важность МАУ трудно переоценить: если компания прекратит деятельность, на украинском авиарынке случится коллапс. И это совсем не гипотетический сценарий.

Такое уже случалось в истории украинской авиации, и опять же с авиаактивом Коломойского – АэроСвитом. Компания обанкротилась в 2013 году, когда стало понятно, что она не может расплатиться по долговым обязательствам. На момент начала процедуры банкротства ее задолженность втрое превышала размер активов – 4,3 млрд грн. Большая часть – перед аффилированными с Коломойским компаниями – Укртатнафтой и ПриватБанком.

Позже именно МАУ унаследовала статус главного перевозчика в Украине, перебрав на себя часть направлений и воздушных судов обанкротившегося АэроCвита.

За последние пять лет рост пассажиропотока МАУ не опускался ниже отметки в 15% за год. В 2014-м авиакомпания генерировала 54% пассажиров для основного аэропорта страны – Борисполя (3,7 млн пассажиров из 6,9 млн).

В 2018 году МАУ перевезла 8 млн человек – почти вдвое больше, чем в 2014-м. Положение компании в Борисполе также усилилось: ее услугами пользовались уже две трети пассажиров аэропорта.

За пять лет МАУ значительно омолодила флот. Если в 2014 году средний возраст самолетов компании составлял 14 лет, в 2018 году – 11,6 лет. Всего в ее распоряжении 41 борт, в 2014-м было 35 самолетов.

Несмотря на укрепление рыночных позиций, МАУ не генерирует прибыль. С 2014-го у компании был только один прибыльный год – в 2016 она принесла акционерам 387 млн грн.

Многомиллионные долги МАУ, накопившиеся к началу 2019 года, и репутация собственника создают плодородную почву для слухов о повторении компанией судьбы АэроСвита.

В конце 2018 года перевозчику не хватало средств даже на выплату зарплат сотрудникам, начались сокращения персонала.

Убыток МАУ в 2017-м составил 304,5 млн грн. В 2018-м будет еще больше, говорил в интервью LIGA.net президент МАУ Юрий Мирошников.

Компания накопила большие долги перед Украэрорухом и Госавиаслужбой. По разным оценкам, общий долговой портфель перевозчика перевалил за 1 млрд грн. МАУ часть долгов не признает и пытается оспорить их в судах.

По словам собесденика LIGA.net из Мининфраструктуры, президент МАУ Мирошников и совладелец Майберг едва ли не каждую неделю бывают на приеме у министра Владимира Омеляна, пытаясь разрешить сложившийся долговой ребус.

Сейчас в министерстве думают о том, как диверсифицировать риски в случае возможного банкротства МАУ. По слухам, Омелян даже предлагал ирландцам Ryanair и венгерской WizzAir занять место компании Коломойского, если она все же прекратит полеты.

Большой рупор

С 2016 года на рынке периодически появлялись слухи, что медиагруппу 1+1хотят купить. Покупателями обычно назывались структуры, действующие в интересах президента Петра Порошенко.

Представители «Плюсов» при каждом удобном случае подчеркивают, что телегруппа не продается, и заявляют о попытках-намерениях рейдерского захвата.

Это не совсем пустые разговоры: 1+1 регулярно оказывается в центре скандалов с участием госорганов.

В 2014 году в состав 1+1 Медиа входило шесть телеканалов – «1+1», «2+2», «ТЕТ», «ПЛЮСПЛЮС», «1+1 International» и «УНИАН ТВ». Также «Привату» принадлежит информагентство УНИАН.

Пять лет назад телеканал 1+1 лидировал на украинском рынке по доле телесмотрения (11%) и занимал второе место после Первого национального по техническому покрытию территории Украины – 95%. Главным конкурентом канала Коломойского за внимание массового телезрителя тогда был Интер Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина.

В 2018-м доля канала по телесмотрению упала до 10,3%. Сегодня он занимает второе место, уступая «Украине» Рината Ахметова. Следом идут каналы из холдинга Виктора Пинчука – СТБ, Новый, ICTV.

Но показатели телесмотрения всей телегруппы с 2014 года даже выросли – 21,6% на февраль 2019-го, пять лет назад было на 2,4 п.п. меньше. Холдинг запустил ряд новых нишевых каналов: в 2014-м появился телеканал «Бігуді», годом позже – «Квартал ТВ», ставший совместным проектом со «Студией Квартал 95» Владимира Зеленского. В 2017 вместе с Viacom Media Networks группа запустила украинскую версию канала комедийных сериалов Paramount Comedy.

Также холдинг вышел на рынок платного телевидения, вывел digital в отдельный бизнес-юнит, создал собственную спутниковую передающую станцию.

Это впечатляющий шаг вперед, учитывая, что группа постоянно находится под прессингом госорганов: с 2016 до начала 2017 года длилась эпопея с продлением лицензии каналу 1+1, в 2016-м под давлением властей была обнародована реальная структура собственности канала. В конце 2017-го Госкино запретило показ в Украине рейтингового сериала «Сваты».

Еще одна точка напряжения – Нацбанк проверял сотрудников «Плюсов» на предмет причастности к выводу денег из ПриватБанка. Здание 1+1 на киевском Подоле отошло НБУ как залог по кредиту рефинансирования Привата, но речь о возможном выселении пока не идет.

«Плюсы» усложнили структуру собственности: в акционерах теперь не только Коломойский и Суркис, но и десятки сотрудников. В настоящее время у 1+1 более 40 владельцев, которые контролируют 7,5% акций компании. По мнению руководства холдинга, это поможет в борьбе с возможными попытками отобрать бизнес.

«С 2010 года, когда Коломойский купил «Плюсы», я каждый год слышу, что он их кому-то продает: то Януковичу, то Курченко, то еще кому-то, – говорил в интервью LIGA.net гендир 1+1 Александр Ткаченко. – Я думаю, это будет последний актив, с которым расстанется акционер».

Друзья-олигархи

В ходе большой приватизации Коломойский и Боголюбов приобрели десятки активов в металлургии и энергетике. Среди партнеров по ГМК оказались Ринат Ахметов, Вадим Новинский и Виктор Пинчук. В энергетике – Константин Григоришин, братья Игорь и Григорий Суркисы.

Незадолго до кризиса 2008 года «Приват» продал большую часть металлургических активов группе «Евраз» Романа Абрамовича. Базовым для группы Игоря Коломойского остался ферросплавный бизнес.

Ядром ферросплавного бизнеса “Привата” долгое время были – Никопольский, Запорожский и стахановский ферросплавные заводы, Марганецкий и Покровский ГОКи.

Структура собственности в этих активах всегда была непростой. За НЗФ Коломойский долгое время воевал с Виктором Пинчуком – и победил. Под угрозой реприватизации в середине нулевых он убедил своего визави создать совместный ферросплавный холдинг, где 30% досталось холдингу EastOne Пинчука, около 50% – группе «Приват», еще 20% – россиянам из VS Energy.

В акционерах Запорожского ферросплавного при этом есть и компании братьев Игоря и Григория Суркисов.

Совместно с СКМ Рината Ахметова “Приват” владел несколькими осколками госхолдинга Укррудпром – Криворожским железорудным комбинатом, Новотроицким рудоуправлением и Докучаевским флюсо-доломитным комбинатом.

Несколько предприятий “приватовцы” с партнерами потеряли из-за войны на Донбассе: на неконтролируемых территориях остались Докучаевский флюсо-доломитный комбинат и Стахановский ферросплавный.

Гораздо больше неприятностей Коломойскому и Боголюбову принесли суды.

В 2016 году они заключили два мировых соглашения с Виктором Пинчуком. Первое касалось Лоднонского суда вокруг дивидендов общего ферросплавного холдинга. По данным издания Зеркало недели, Коломойский и Боголюбов согласились в рассрочку выплатить Пинчуку половину от фигурирующих в иске $500 млн.

Второе мировое соглашение касалось спора вокруг КЖРК. Пинчук утверждал, что Коломойский покупал комбинат в 2014-м на его деньги и претендовал не только на их возврат, но и на прибыль комбината за 10 лет – всего около $2 млрд.

Компенсация, на которой сошлись стороны, до сих пор неизвестна. По крайней мере, часть долга “приватовцы” погасили недвижимостью. Владелец EastOne получил два дома в центре Лондона, следует из документов “панамского архива”. Их общая стоимость – около $500 млн.

Неизвестно, чем закончился конфликт «Привата» с «Евраз»-холдингом Романа Абрамовича. «Уникальный проходимец, он даже нашего олигарха Абрамовича надул» – эта цитата президента РФ Владимира Путина прославила Коломойского далеко за пределами Украины.

Еще в 2007-м приватовцы продали россиянам несколько крупных металлургических активов, получив по условиям сделки почти 10%-ную долю в российском холдинге. На конец 2013 года она снизилась до 2,3%. Уже три года «Евраз» не указывает Коломойского среди крупнейших акционеров. Как уточнял сам олигарх в интервью DW, в 2012-м Абрамович заключил с ним мировое соглашение. Детали этой сделки неизвестны.

Еще одна проблема – иск в Лондонском суде от бывшего партнера приватовцев Вадима Шульмана, который требует $500 млн (по его мнению, Коломойский и Боголюбов недоплатили ему по итогам сделки с «Евразом»).

Промежуточное решение суда было в пользу «Привата». По информации журнала Новое время, Шульман, который имеет гражданство США, обратился за помощью к американскому правосудию. Дело расследует ФБР, с чем может быть связан вынужденный отъезд Коломойского в Израиль.

Другая головная боль для металлургического бизнеса группы «Приват» – «деолигархизация наоборот». Будучи производителем 90% энергоемкой ферросплавной продукции в Украине, Коломойский сильно пострадал от формулы «Роттердам+».

Эта модель ценообразования устанавливает стоимость электроэнергии для промышленности с учетом европейских цен на уголь и очень выгодна ДТЭК Рината Ахметова. По оценке экс-члена НКРЭКУ Андрея Геруса, формула приносит Ахметову около 12 млрд в год. Часть этих денег – убытки Коломойского.

Олигарх на пенсии

Первый срок президента Порошенко Коломойский пережил с большими потерями – возможно, наибольшими за карьеру олигарха. Он лишился банка, его влияние в энергетике ослабло, в металлургическом бизнесе против него ополчились партнеры и мировая конъюнктура. Он не может въехать в Украину. Чуть ли не единственная страна, где он чувствует себя в безопасности, – Израиль.

В Лондонском суде Коломойский – ответчик по нескольким искам на сумму более $2 млрд. В случае проигрыша бизнесмену грозит банкротство. Впрочем, в частых интервью он не выглядит «раздавленным» или сдавшимся. Борьба и решение трудных задач – стихия Коломойского. «Он человек неконфликтный. Просто очень азартный», – как-то сказал о Коломойском его партнер Александр Мартынов.

Переживет ли группа «Приват» еще одну каденцию действующего президента – большой вопрос. Сам Коломойский такой сценарий даже не рассматривает.

«Если Порошенко снова станет президентом, я скажу, что я вообще ни в чем не разбираюсь, – заявил Коломойский в интервью Kishkina. – Тогда я уйду на пенсию окончательно».

https://inshe.tv
Ваш голос учтён!
нравится
не нравится Рейтинг:
0
Всего голосов: 0
Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к новости

Ваше имя: *
Сообщение: *
Нет комментариев
08:50
13:09
11:10
10:55
10:41
10:22
13:36
13:30
19:12
18:58
18:53
09:41
09:27
09:18
08:06
07:26
22:55
07:26
Все новости    Архив


 
© 2013—2019 Аналитическое агентство «ЗОВ» (Зона особого внимания)  // Обратная связь  | 0.099
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на zov.od.ua.
Яндекс.Метрика